Год из жизни медведя

Год из жизни топтыжки

Медведь - герой сказок не только в России. Во многих странах мира он, если не баловень судьбы, то некий жи­вой амулет силы, могущества, власти. Вот и за Беринговым проливом, в сосед­нем североамериканском штате Аляска медведь — необычайно популярен, ибо здесь он живет вольготно и в благоприятных природных условиях.

Медведица пересекла широкий ручей на мелководье. Эту ночь она провела в лесной чаще близ ручья. И вот, потягивась и почесываясь, не спеша она от­правляется  на  пороги.   Утолив жажду, зверь настороженно осматривается и продолжает путь дальше, вниз по реке. Чуть-чуть позже из этого же места снова доносится негромкое урчание — пробу­дилось медвежье потомство. Двое малы­шей возмущаются отсутствием матери. Еще через пару минут на берегу появля­ется клубок из бурой шерсти. Подняв­шись на задние лапы, медвежонок ос­матривается и, завидев мать, галопом устремляется за нею следом. Через пару минут появляется второй малыш. Жа­лобно урча, на хлипких ножках он устремляется за сестрой.

Медвежата очень слабы для этого времени года. Маленький и вовсе весит не более 15 килограммов, а это полови­на того минимального веса, который должен приходиться на конец первого лета его жизни. Даже прошлой осенью они весили на целую треть больше тепе­решнего. Видно, материнского молока не хватало. Затем семейство появляется на песчаной косе, которая тянется в сторону моря. Процессию возглавляет мать. Каждые 20 метров она останавли­вается   и  всматривается   в   мелководье.

Затем снова идет в отрыв от своего потомства. А вот она, привстав на зад­ние лапы, решительно бросается в воду, погружает морду в поток, что-то хватает на глубине и выбегает на берег. Заду­манное удалось на славу — в пасти у зверя два килограмма лосося.

Диву даешься, какое прекрасное у нее чутье и зрение. Из-за преломления света установить в точности уровень, где находится рыба, совсем непросто. Не менее трудно выбрать выгодную для ловли позицию. У медведя прекрасное зрение, но еще в большей степени он полагается на свое обоняние — этот дар развит у него не хуже, чем у собаки.

Не обращая внимания на недовольст­во выводка, мамаша съедает свою добы­чу, не оставляя от рыбы почти ничего. Впереди зимовка, и медведице нужно нагулять жиру. В данном случае про­блема выжить самой и сохранить потом­ство имеет особое значение. Это первое ее потомство, ей самой еще только пять лет. Большинство медведиц впервые обзаводится детенышами лишь в возрас­те семи лет. Причиной сегодняшних трудностей можно считать заметное понижение поголовья лосося. Год на год не приходится, но, похоже, его никогда прежде не было так мало.

Как правило, рыба проделывает путь от открытого моря к месту метания икры в верховьях насыщенных кисло­родом родниковых вод в начале июля. Но нынче колоссальных рыбьих ско­пищ не заметно. Рыба пробивается на­верх малыми стайками, и это сулит изрядные трудности при их отлове. И вопрос, почему нынешний лососевый сезон на Ручейной так скуден,— загад­ка, ибо вообще на Аляске этой рыбы больше, чем где бы то ни было на Земле. Ежегодно она миллионами под­нимается по этим ручьям к местам не­рестилищ. Надо ли объяснять, что оно такое для медведя, это лакомое блюдо. Остров Адмиралтейства держит рекорд по числу медвежьей популяции. Один медведь здесь приходится на три чет­верти одного квадратного километра. То есть их там столько же, сколько живет людей на острове Гельголанд.

Настоящим праздником для медведя бывает год, когда рыба идет на нерест в таком количестве, что ручей можно перейти вброд чуть ли не посуху. Воис­тину июль — это пора изобилия. Рыби­на весом в 2,5 килограмма — это при­мерно 4600 калорий, а значит, все хоро­шие места заняты. На таких позициях опытному мишке требуется лишь две минуты, чтобы добыча оказалась в ла­пах.

Богатое белком питание объясняет и то, что на островах самые большие мед­веди породы «кодиак», которые по сво­им габаритам примерно такие же, как медведи  полярные.

Группа островов Кодиак находится в западном проливе Аляски. Главные из островов носят названия Кодиак и Афоньяк, остальные значительно уступают двум первым по размерам. От материка группу отделяет пролив Шелехова ши­риной в 40 километров. На этих остро­вах царит относительно мягкий климат. Здесь есть и леса, и луга, и кустарники, в том числе ягодные, а недра богаты разнообразными   минералами.

Идеальные условия для бурых мед­ведей! Ибо за отсутствием лосося впол­не можно поживиться и растительной нищей. Вот почему, когда медведи с континента уже улеглись на спячку, их сородичи  с   Кодиака  о  том  еще   и   не помышляют.

В особенно теплые зимы многие кодиакские медведи, за исключением бе­ременных медведиц, остаются активны ми и даже в самые неуютные месяцы полярной ночи спячке не предаются. А тот, кто ест и меньше спит, быстрее и растет, вот почему на острове живут действительно самые большие медведи в мире, вес некоторых из них составляет 800 килограммов, а рост - в два чело­веческих.

Рекорды Кодиака имеют и оборот­ную сторону: в 30-е годы число живот­ных быстро сокращалось из-за отстре­ла. Для сохранения популяции живот­ных в 1941 году на острове организова­ны национальный заповедник и охотни­чье  хозяйство.

Главное событие года — ход лосося на нерест — на берегу напоминает сход­ку закадычных друзей. На порогах лов­лей одновременно занимаются от 30 до 40 медведей. И это при том, что бурые медведи — настоящие индивидуалисты. С конца лета, когда еда начинает доста­ваться все с большим и большим тру­дом, всякий медведь держится своего определенного района и места охоты. Лучшие места, понятно, оспаривают­ся — на них существует постоянный высокий спрос. И в этой системе пороги Брукс Фоле стоят на первом месте. Здесь расположен метровый каменный уступ — естественное препятствие на пути рыбы к верховьям. В июле это удобное для рыбной ловли место одно­временно занимают до десяти медведей, тогда как остальные терпеливо дожида­ются своей очереди в тени деревьев. Но вот на календаре сентябрь, и на поро­гах - никакой очереди. Один только Буллит забрел в воду. Занял место посреди потока и с надеждой погляды­вает в воду. Верзила Буллит стал хо­дить на рыбалку всего лишь два года тому назад. Более сильные медведи, такие, как Кашалот, Корица, Панда, когда им вздумается, могут прогнать его вон. Такое зависимое положение опре­деляет весьма многое в судьбе Буллита. Когда его прогоняют, он отправляется вниз по реке. Зверь разъярен. Человеку в такие минуты лучше не попадаться на глаза этому обиженному колоссу, кото­рый бегает ничуть не хуже бегуна-сприн­тера мирового класса, а легким движением лапы из кого угодно может вы­трясти душу вон.

Впрочем, опасные происшествия здесь редкость. Ни в национальном парке, ни в государственном заказнике никто из людей за последний год не был ранен и не погиб, хотя ежедневно в непосредст­венной близости от этих медвежьих ру­чьев работают и живут примерно 400 человек.

Конечно, пороги — самое опасное для человека место. Его появление здесь, рядом со зверем, может пробудить в последнем намерение защитить свою добычу, свое потомство. Хотя в боль­шинстве случаев медведи ведут себя если не робко,  то уклончиво.

Медведю Буллиту 12 лет, и в мест­ной звериной иерархии он занимает чет­вертое место. В тот день ему недолго пришлось оставаться на порогах в оди­ночестве. Через 20 минут после его по­явления из-за укрытия одного из реч­ных островков на сцену вышла Панда, сейчас же ринувшись на Буллита. В этом году Панда — несомненный влас­телин. Медведь не желает уступать своего излюбленного места даже на время. Хотя и Буллит не намерен проявлять абсо­лютного послушания и покидать поле боя без борьбы. Уж коли придется рети­роваться, то по крайней мере с сохране­нием «лица». И Буллит встает на зад­ние лапы. Он дожидается своего про­тивника с широко разинутой пастью. По мере сближения зверей сцена приоб­ретает все большую и большую напря­женность. Наконец медведи занимают положение «голова к голове». Оба сто­ят на широко расставленных лапах. Даже журчания воды не слышно за их истош­ным рычанием. Схватка гигантов пред­ставляется неизбежной. И все-таки спор стих так же быстро, как и возник. В течение нескольких секунд Буллит сан­тиметр за сантиметром подается назад. Минута   противостояния   преодолена.

Исключая начальный период лососе­вого метания икры и пору свадебного сезона в начале лета, подобные медве­жьи свары заканчиваются мирно. Есть исследователи, которые ставят степень медвежьей терпимости в зависимость от сытости. Другие ученые — сторонники идеи   саморегуляции.

В пору, когда на пороги водворяются матерые   самцы,   медведицы  с  медвежа­тами  наведываются сюда весьма редко. После того, как место покинули Буллит и   Панда,   настает   очередь   медведицы Эстер и ее потомства. Оставив медвежат под сенью деревьев, Эстер в одиночест­ве  выходит на  каменные  островки  ру­чья.   У   этой   медведицы   весьма  ориги­нальный стиль рыбной ловли. Ее люби­мое место находится вблизи водоворота. Какой-никакой  лосось обязательно  ока­жется  у  нее  в  лапах.   В  летнюю  пору такая техника лова самая эффективная. Пока другие медведи ожидают удачи по полчаса,  Эстер отлавливает свою добы­чу за две-три попытки. Впрочем, в этот осенний день удача от нее отвернулась. 20 минут отсутствия Эстер на поро­гах уже не может заставить ее потомст­во усидеть в лесной чаще. У медвежат на уме игры, они любопытны и нетерпе­ливы.  Не имея никакого представления об   опасности,   они   выходят   на   берег. Малыши приучены к тому, что мать в любую минуту может прийти к ним на помощь.  Пороги таят в себе серьезную опасность для молодняка. В прошлые годы трое медвежат пали жертвами взрос­лых самцов. Предусмотрительная Эстер сейчас же покидает опасное место и уводит медвежат прочь.

До сих пор никому не удалось прояс­нить спора, почему некоторые самцы становятся убийцами молодняка. Гово­рят порой, выгода для них в том, что медведица после такой потери скорее готова к новой беременности - по край­ней мере, так обстоит дело у львов. Однако к медведю эта теория неприме­нима. Медведи полигамны и не обреме­нены заботой дать жизнь собственным генам.

Впрочем, есть и иная точка зрения. Она учитывает, что медведи живут в постоянной конфронтации друг с дру­гом. Главным ««пунктом» их борьбы с конкурентами служат непрестанные по­иски корма. В этой борьбе медвежий каннибализм распространяется не только на медвежат. Когда в смертельной схватке за жизнь потомства погибает медведица,  самец пожирает и ее.

В то утро на порогах Ручейной реки стало ясно: сезон лосося завершен. Что-то, конечно, еще будет выловлено, а вот массовый лов — это только будущим летом. Это вовсе не значит, что отныне медведи будут бедствовать. Бурые миш­ки не просто всеядны — они нуждаются в разнообразных источниках питания. А многие из них в этом смысле — подлинные   лакомки.

В час отлива на мелководье зверей чрезвычайно интересуют моллюски. Див­ное лакомство, в котором столько бел­ка. Впрочем, в медвежье меню попада­ют и насекомые. Весной медведи бродят по берегам морских бухт и выискивают их в грудах выброшенных на сушу во­дорослей.

Весной звери выкапывают коренья, поедают цветы, луговые травы. Осенью переходят на ягодную диету. Бывает и такое, что некоторые самки отказывают­ся даже от лосося. Они возвращаются на горные луга и переводят там потом­ство на растительную пищу. Заодно избавляют свой молодняк от опасности каннибализма. Нам порой трудно уло­жить в своем сознании курьезный факт: большую часть своей еды хищный зверь начинает потреблять в виде вегетариан­ской  пищи.

Предки   нынешних   медведей   очень давно — 20 — 30 миллионов лет тому назад — по-видимому, действительно питались исключительно как хищники. Ответ на вопрос, почему большая часть медвежьего рода развивалась в направлении универсального и расти­тельного потребления, — общий для мира хищных животных. Хищники часто не могут найти дичи, особенно когда охота носит сезонный характер. Именно за счет растений звери перебиваются в го­лодную пору и дотягивают до периода изобилия. Окончанием голодного пе­риода хищников становится поедание дичи, причем за один присест хищник может  съесть   такой   еды   в   количестве одной пятой от собственного веса. Мед­ведь    зверь запасливый.

Конечно, живи Топтыжка в каком-нибудь другом месте, она бы в большей степени приучала свое потомство к рас­тительной пище. Но здесь, у реки, она рассчитывает главным образом на ры­бу — возможно, по причине своей не­опытности. На протяжении ряда недель ее можно было видеть с медвежатами на порогах ежедневно.

В середине октября Топтыжка поки­нет это место, чтобы найти себе зимнее пристанище, берлогу.

 

Скачать с сайта  Чтобы скачать материал зарегистрируйтесь или войдите!

Добавить комментарий
Mail.ru counter