Классный час: Пусть кружит над Москвою охрипший его баритон…Памяти Высоцкого

Классный час посвящается жизни и творчеству В. С. Высоцкого

ЧТЕЦ (1):

О Володе Высоцком я песню

                        придумать решил:

вот ещё одному не вернуться

                        домой из похода.

Говорят, что грешил, что не

            к сроку свечу затушил…

как умел, так и жил,

           а безгрешных не знает природа.

               Б. Окуджава. «О Володе Высоцком».

ВЕДУЩИЙ (1): Жил талантли­вый человек. Всем известный. Песни его ворвались в наши квар­тиры, в наши души, а говорить и писать о нем было нельзя. Его не издавали. Кого-то очень пу­гала острая социальная направлен­ность его стихов, кого-то раздра­жала его популярность. Трудно сказать, что испытывал человек, знавший себе цену и не имевший возможности увидеть свои стихи опубликованными. Имя этого че­ловека - Владимир Высоцкий.

ЧТЕЦ (2):

Когда я отпою и отыграю,

Где кончу я, на чем — не угадать?

Но лишь одно, наверное,

я знаю:

Мне будет не хотеться умирать!

 

Посажен на литую цепь почета,

И звенья славы мне

       не по зубам...

Эй, кто стучит в дубовые ворота

Костяшками по кованым

скобам!..

 

Ответа нет, но там стоят, я знаю,

Кому не так страшны цепные

псы.

Но вот над изгородью замечаю

Знакомый серп отточенной косы...

 

Я перетру серебряный ошейник

И золотую цепь перегрызу,

Перемахну забор, ворвусь

в репейник,

Порву бока — и выбегу в грозу!

В. Высоцкий «Когда я отпою и отыграю...»

ВЕДУЩИЙ (2): Смерть легали­зовала его. Смерть и новые обсто­ятельства нашей жизни. Во­обще, с человеком, которого нет, обще­ству легче. Высоцкий был непред­сказуем и неуправляем. И он был опален. С ним и сейчас было бы нелегко. Он бы высмеял и взорвал столько всего в нашей сегодняшней жизни, что какие уж там чест­вования! Сейчас от этого всеоб­щего восхище­ния Высоцким чувствуешь себя неудобно, а иногда и стыдно становится. А в то время, когда Высоцкий жил и творил, ему часто приходилось вопрошать...

ЧТЕЦ(1):

Граждане! Зачем толкаетесь,

На скандал и ссору

                     нарываетесь?

Сесть хотите? Дальняя дорога?..

Я вам уступлю, ради Бога!

 

Граждане, даже пьяные!

Все мы — пассажиры постоянные,

Все живем, билеты отрываем,

Все по жизни едем трамваем…

В. Высоцкий «Граждане! Зачем толкаетесь...»

ВЕДУЩИЙ (1): Высоцкий про­жил сорок два с половиной года. Кто-то подсчитал, что это соста­вило 15 520 дней. Из личного архива Владимира Семеновича Высоцкого, студента МИСИ. Ав­тобиография, написанная для института.

ВЕДУЩИЙ (2): «Родился в 1938 го­ду в городе Москве в семье служа­щего. Когда началась война, мой отец Высоцкий Семен Владими­рович, окончивший к тому време­ни техникум связи, уехал на фронт, а я и моя мама Высоцкая Нина Максимовна остались в Москве. В 1943 году я и моя мать эвакуировались в город Бузулук Казанской области. В 1945 году мы возвратились в Мо­скву, и я поступил учиться в 657-ю школу Щербаковского района в первый класс. В 1947 году отец, находя­щийся на военной службе, был направлен в ГДР в город Оберсвальд. Я также по­ехал с ним. Возвратился в 1948 году, посту­пил в 5-й класс 167-й школы и в 1955 году окончил десять классов. В апреле 1952 года был принят в ряды ВЛКСМ. За время пребыва­ния в комсо­моле был членом ком­сомольского бюро. В 10-м классе был редактором стенной газеты» ВЕ­ДУЩИЙ (1): Володя рос очень занятным ребенком, рано начал говорить. Первой фразой, кото­рую он произнес, стоя вечером на крыльце дачи, была: «Вон она, лу­на». К двум годам он знал много стихов и читал их довольно выра­зительно... В июле 1941 года (Во­лоде тогда исполнилось 3 года) немцы начали бомбить Москву. Мать, Нина Максимовна, и сын спускались в убежище, и там он находил место повыше и читал стихи.

(Звучит аудиозапись первого куплета песни В. Высоцкого «Большой Каретный».)

Из воспоминаний Евгении Степановны Высоцкой, женщи­ны, ставшей для Володи второй мате­рью.

ВЕДУЩИЙ (2): «Он не был паинь­кой, был живым мальчиком. Как и все послевоенные дети, возился в Германии с патронами... Я боя­лась за него. Когда вернулись в Москву, в нашем доме на Боль­шом Каретном он подружился со многими молодыми людьми, ко­торые потом стали его друзь­ями».

(Звучит аудиозапись второго куп­лета песни В. Высоцкого «Большой Каретный».)

ВЕДУЩИЙ (1): Впрочем, о том времени лучше, чем сам Высоцкий, нам никто не скажет, по­тому что именно то время, та эпоха по­ложили начало творчеству «поэта с гитарой». Из воспо­минаний Владимира Высоцкого.

ЧТЕЦ (2): «Когда я начинал писать свои стихи, никогда не рассчитывал на то, что у меня бу­дет такая аудитория: залы, двор­цы, даже стадионы, и не только здесь, но и в других странах. Я рассчитывал на очень маленькую группу, компанию своих са­мых близких друзей. Мы жили полто­ра года, а может, и два в Большом Каретном переулке. Была там та­кая компания, из которой уже не­которые не живут. Был такой Ле­ва Кочерян, кото­рый успел снять всего одно кино, Андрей Тарков­ский, Вася Шукшин... Этой компанией мы прожили всю на­шу молодость и, в общем, я пи­сал для них...»

(Звучит аудиозапись третьего куплета песни В. Высоцкого «Боль­шой Каретный».)

ВЕДУЩИЙ (2):Когда Володя окончил десятый класс, он до­вольно решительно заявил: хочу в театральный. Но родители были против, и он поступил в Инже­нерно-строительный институт. Недолго проучился там — всего полгода - и не выдержал: «Хва­тит!» А в 1961-м он окончил Шко­лу-студию МХАТ в Москве и стал актером Театра на Таганке под руководством Юрия Любимова. Любимов всю жизнь был дру­гом Высоцкого. Верил в него, до­верял ему и многое прощал. А Вла­димир играл не щадя сил, и каж­дый вечер совершалось чудо. На подмостки Та­ганки выходили Галилей, Маяковский, Гамлет, Свидригайлов... Но главное — он любил кон­церты и встречи с пуб­ликой и даже подумывал уйти из театра. Несмотря на то, что имен­но по­этом-то его не признавали официально. Его стихи не печата­лись. Зато они использовались в кино. Он пел перед студентами, рабочими - самой разной аудито­рией. Он пел на сцене и на эк­ра­не. «Моя песня — это почти крик», «Я не люблю легких песен», — говорил он.

(Звучит аудиозапись песни В. Вы­соцкого «Я не люблю».)

ВЕДУЩИЙ (1): Высоцкий родился с обнаженной душой. Его песни могут нра­виться, могут раздражать. Но в них всегда звучит беспощадный вопрос: «Как жить по совести?» Может быть, этим объясняется их неслыханная, феноменальная сла­ва? А бюрократы, запрещая его песни, лишь увеличивали попу­лярность Высоцкого. На все прег­рады, которые строила ему власть, он отзывался сти­хами.

ЧТЕЦ (2):

У меня гитара есть —

расступитесь, стены!

Век свободы не видать

из-за злой фортуны!

Перережьте горло мне,

перережьте вены,

Только не порвите серебряные

струны!

 

Я зароюсь в землю, сгину

в одночасье.

Кто бы заступился за мой

       возраст юный?

Влезли ко мне в душу, рвут ее

      на части,

Только не порвите серебряные

струны!

 

Что же это, братцы? Не видать

мне, что ли,

Ни денечков светлых, ни ночей

безлунных?

Загубили душу мне, отобрали

волю,

А теперь порвали серебряные

струны!

В. Высоцкий. Серебряные струны.

 

Скачать полную версию Чтобы скачать материал зарегистрируйтесь или войдите!

Добавить комментарий
Mail.ru counter